Будте лидером!

Лидер — первый, идущий впереди. Лицо в какой-либо группе (организации), пользующееся большим, признанным авторитетом, обладающее влиянием, которое проявляется как управляющие действия (Лидерство).

Лидер [англ. leader - ведущий] - член группы, за которым она признает право принимать ответственные решения в значимых для нее ситуациях, т.е. наиболее авторитетная личность, реально играющая центральную роль в организации совместной деятельности и регулировании взаимоотношений в группе.

В психологии приняты различные классификации лидеров:

  • 1) по содержанию деятельности (лидер-вдохновитель и лидер-исполнитель);
  • 2) по характеру деятельности (универсальный лидер и ситуативный лидер);
  • 3) по направленности деятельности (эмоциональный лидер и деловой лидер) и т.д.
Лидер может быть одновременно и руководителем группы, а может им и не быть.

В отличие от руководителя, которого иногда целенаправленно избирают, а чаще назначают и который, будучи ответствен за положение дел в возглавляемом им коллективе, располагает официальным правом поощрения и наказания участников совместной деятельности, Л. выдвигается стихийно. Он не обладает никакими признаваемыми вне группы властными полномочиями и на него не возложены никакие официальные обязанности.

Это интересно

Религия будущего

149

Спиритов нередко попрекают тем, что они придают более значения теории, нежели экспериментальной практике. На официальном Конгрессе по психологии 1900 года один учёный возражал нам: "Спиритизм у вас не наука, а доктрина." Разумеется, мы всегда рассматриваем факт как основу, самый фундамент Спиритизма. Мы знаем, что наука видит в экспериментировании самое надёжное средство достичь знания причин и законов; но эти последние остаются непонятными, недоступными во многих случаях без теории, которая бы их объясняла и уточняла. Сколько экспериментаторов заблудилось в лабиринте фактов, потерялось в запутанности феноменов и в конце концов отбросило всё в сторону и отказалось от всяких поисков из-за недостатка общего представления о предмете, представления, которое бы связало воедино и объяснило все эти факты. Знаменитый профессор Рише, проэкспериментировав всю свою жизнь, свалил результаты собственных исследований в один пухлый том, так и не придя ни к какому выводу. Разве, изучая только бесконечно малое, можно было притти к общей концепции Вселенной? Разве одними лабораторными манипуляциями можно было достичь понимания субстанционального единства? Если бы у Ньютона не было предварительной идеи о силе тяготения, то неужели бы он придал какое-то значение падению яблока? Если бы Галилей интуитивно не чувствовал вращение Земли, то разве бы он обратил внимание на колебания бронзового фонаря Пизанского собора? Теория представляется нам неотделимой от опыта, она должна даже предшествовать ему, с тем чтобы вести исследователя, которому опыт послужит только для контроля. Нас упрекают, будто мы слишком... поспешно делаем выводы! Да уж, воистину. Феномены наблюдаются с первых веков истории, их экспериментально и научно подтверждают в течение уже почти что ста лет, и вот наши выводы оказываются после этого поспешными и преждевременными! Но и через тысячу лет будут ещё отсталые люди, которые сочтут, будто пока что слишком рано делать выводы. Между тем, человечество испытывает настоятельную нужду знать, и нравственная неурядица, свирепствующая в нашу эпоху, вызвана в значительной мере неуверенностью, которая всё ещё витает над насущным вопросом о том, есть ли жизнь после смерти. Когда, в своей далёкой юности, я однажды увидел в витрине книжного магазина два первых сочинения Аллана Кардека, то я тотчас же приобрёл их и запоем прочитал. Я нашёл в них ясное, полное и логичное решение мировой загадки, и убеждённость моя выковалась. Однако, несмотря на свою молодость, я прежде уже прошёл через необходимость выбора между католической верой и материалистическим скептицизмом, и ни тут, ни там я не отыскал ключа к тайне жизни. Спиритическая теория рассеяла мои сомнения и безразличие. Как и многие другие, я начал искать доказательства точно установленных фактов, которые бы подкрепили мою веру; но фактов этих пришлось долго дожидаться. Поначалу незначительные, противоречивые, перемешанные подлогами и мистификациями, они были далеки от того, чтобы удовлетворить меня, и я бы давным-давно оставил всякие поиски, если бы меня не поддерживали и не направляли солидная теория и возвышенные принципы. И действительно, кажется, будто Незримое словно желает испытать нас, измерить степень нашей настойчивости, потребовать от нас определённой зрелости ума, прежде чем доверить нам свои тайны. Всякое моральное благо, всякое завоеванье души и сердца, видимо, должны быть предваряемы мучительным посвящением. И вот, наконец, феномены пришли, убедительные, неопровержимые, разительные. Это были появления, материализовывавшиеся в присутствии многочисленных свидетелей, ощущения которых согласовывались; прямое писание, производившееся при дневном свете, из пустоты, за пределами досягаемости всех присутствовавших, и содержавшее предсказания, которые впоследствии сбылись. Затем стали проявляться Высшие Духи, которые пользовались всеми средствами, бывшими в их распоряжении, сначала столом, далее автоматическим письмом, наконец и в особенности инкорпорацией; последняя есть способ, с помощью которого я беседую со своими духовными водителями как с обычными людьми. Их сотрудничество было для меня бесценно при редактировании моих сочинений, от них я получал сведения об условиях жизни в мире потустороннем и обо всех проблемах, которые я затрагивал. Эти духи сообщались чрез посредничество различных медиумов, которые друг друга не знали. Каков бы ни был выбранный ими посредник, говорившие со мною духи всегда являли собой вполне очерченные, индивидуальные характеры, причём некоторые из них отличались необычайно яркой индивидуальностью, с исключительно высоким строем мыслей, психологическими подробностями и доказательствами идентичности, составляющими критерий для самой абсолютной уверенности. Спрашивается, как бы эти медиумы, ничего не знавшие друг о друге, или пусть подсознания их, могли бы сговориться друг с другом, чтобы имитировать и воспроизводить характеры столь различные и всё же всегда тождественные самим себе, и всё это с постоянством и верностью, не нарушаемыми в течение пятидесяти лет? Ибо уже около полувека явления эти развёртываются вокруг меня с математической регулярностью, за исключением нескольких пропусков, например, когда я лишился одного из медиумов и понадобилось некоторое время, чтобы найти ему достойную замену. В годы войны наши Наставники продолжали проявляться через различных медиумов. И чрез разные организмы личность каждого из них утверждалась своим собственным характером, исключая всякую возможность симуляции. В "Revue Spirite" можно год за годом следовать за содержанием наставлений, которые передавались нам по темам всегда существенным и высоким. Затем, в преддверии Конгресса 1925 года, сам великий Наставник пришёл заверить нас в своём содействии и просветить нас своими советами. Ещё и сегодня, это он, Аллан Кардек, побуждает нас опубликовать это исследованье о кельтском духе и перевоплощении.
[дальше]
Начало
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147]

Наши лидеры

Спілка лідерів

Так говорят:

Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие
Аристотель

Пример нашего лидера:

Реклама для лидеров